Басаргины [СПб]

Добро пожаловать на наш сайт

Просмотр статей по тэгу радиация

Метро 2034 ?

2 комментария

Дочитал на днях книгу «Метро 2034» Дмитрия Глуховского. Всё ещё нахожусь под впечатлением.

Метро 2034 — постапокалиптический роман Дмитрия Глуховского, описывающий жизнь людей в московском метро после ядерной войны.

Книга написана в постакалиптическом жанре научной фантастики. Ещё одно бурно развивающееся направление новеллизации, геймплея, фильмов, типа S.T.A.L.K.E.R. (сам ничего из этого не читал, знаю только понаслышке)

Не скажу, что книга отличается каким-то глубоким смыслом. Смысла вообще в ней немного — рассказ о том как жили бы люди, если бы оказалось в западне на многие десятки лет. Понятно, что перегрызлись бы — закономерный исход на фоне апокалипсиса. Сюжет вообще страх — главный герой на протяжении всего романа двигается на заброшенную станцию, чтобы истребить там всё её население. А автор на протяжении всего романа мучается вопросом — дойдёт/не дойдёт, истребит/ не истребит. Жители станции погибли, но в конце романа у всех снова появляется надежда — ну тут тоже всё понятно, либо очередной апокалипсис, либо надежда. Но вот зачем в самом конце романа погибает главная героиня? Непонятно. Если эпилог этой книги — это пролог следующей, то уж больно откровенный, недвусмысленный.

Много нестыковок:

  • чем питались первые жители метро сразу после ядерного удара, когда их законсервировали под землёй? получили по банке тушёнки? по скромным подсчётам выжившим людям на 20 лет необходимо минимум 110 млн.м3 тушёнки, так это много больше, чем объём 27 километрового большого адронного коллайдера
  • откуда взялись тёплые вещи, телогрейки, в которых разгуливают жители метро 2034? (тёплые вещи есть у каждого)
  • огромное количество мутантов кругом… на сколько я помню радиация способствует прогрессивному росту простейших организмов (растения, насекомые), а сложные (млекопитающие) погибают
  • в подземелья метро ломятся полчища монстров с поверхности, но когда люди поднимаются на поверхность, то монстры куда-то постоянно пропадают… так, есть несколько незначительных эпизодов, связанных с встречами людей и мутантов на поверхности
  • оружия в метро просто-таки немеряно — вооружён практически каждый, блокпосты, ящики с патронами, круглосуточный отстрел монстров, патроны в качестве валюты… там что, оружейный завод построили? или жители Москвы в предверии апокалипсиса вооружились и спустились под землю?
  • радиации в метро подвергаются абсолютно все, но люди почему-то не мутируют, а вот монстров всевозможных ползает, летает, бегает сколь угодно много

 

В общем книга оставляет ощущение незаконченности и торопливости рассказа. Однако есть и достоинства — достаточно прочитать пролог. Берёт за живое. Поражают строки, поражают слова, тщательно подобранные. Слово за словом, как бисер нанизанные на ниточку. Краткие. Сухие. Рубящие. Дающие понять, что человечество обречено, если вздумает вести войну. Но уж больно метод доказательства этого аргумента (сам текст романа) изобилует жестокостями, страхом, болью.

Странное мнение, однако, об этой книге сформировалось. Критическое. Слишком много жестокости на её страницах.

Прочитал статью Эвакуация Припяти. Нет слов. Некоторые строчки очевидцев «погорельцев» просто изумляют. Как им такое удалось пережить?

Наконец и к нам автобус завернул. То есть два или три даже, не помню. Погрузились и поехали. Когда мы влились в общую автоколонну, народ как пришибло… Бесконечная, чудовищная колбаса… Припять это почти 50 тысяч человек – больше тысячи автобусов. Как-то вдруг почувствовалось, что если пригнали за 36 часов БОЛЬШЕ ТЫСЯЧИ автобусов, то всё серьёзно.

Почему-то вспомнился Новый-Орлеан и признанный провал спасательных служб — спасательные операции начались спустя дней пять… — тоже надо было раздобыть по всей стране тысячи автобусов.

…стало известно, что эпицентр урагана обошел Новый Орлеан стороной … — реакция властей говорила о том, что все могут вздохнуть с облегчением. Сообщения о прорывах дамб в городе воспринимались как локальные инциденты, которые не могут привести к серьезным последствиям.

Хочется верить, что бедствия таких масштабов больше не повторятся.